Иерей Валентин Вовчок: «Наша вера требует постоянства»

Одна из самых приятных для AST-NEWS.ru тем – благотворительность в Астрахани. Недавно мы опубликовали интересный материал о фонде «Мелодия счастья» и её руководителе Александре Кузьминой. Сегодня наш собеседник – иерей Валентин Вовчок, руководитель отдела по церковной благотворительности и социальному служению Астраханской Епархии Русской православной церкви, настоятель храмам святого благоверного князя Александра Невского и храма во имя преподобного святого Сергия Радонежского.

Мы спросили отца Валентина, почему он выбрал стезю благотворительности и какие обстоятельства подвигли его стать православным священником?

Отец Валентин:

– Я с Западной Украины. Там, откуда я родом, существуют крепкие религиозные основы, сильны духовные составляющие, церковные приходские традиции. С детства для меня церковь была домом, где я проводил все праздники и воскресные дни. Ребёнок с раннего возраста приучается к обычаям посещения храма. На чистые детские сердца молитвы ложатся очень быстро. Дети воспринимают их более естественно, чем взрослые, которые только начинают приобщаться к Богу.

Когда был подростком, моя соседка, праведная женщина, посещавшая все церковные службы, сказала мне: «Ты будешь хорошим батюшкой!». Тогда я не воспринял её слова всерьёз. Но Господь устроил так, что после армии попал в Астрахань с бригадой рабочих, чтобы сделать небольшой ремонт в Покровском соборе. Дальнейшую судьбу определила любовь – здесь познакомился с будущей супругой и женился.

Поначалу пробовал заниматься светскими делами, но тут со мной произошёл случай, после которого решил пересмотреть свою жизнь. Однажды в Страстную седмицу, направляясь в храм, потерял в маршрутке бумажник, в котором были мои документы и небольшая сумма денег. Тогда у меня не было российского гражданства, поэтому сам факт потери всех документов не сулил ничего хорошего. Когда пришел в храм, одна матушка посоветовала воздать молитву перед одной из икон, что я и сделал. Было неловко отвлекать близких людей своими мирскими проблемами перед Великим Праздником. Тогда стал молиться и искать пропажу: спрашивал у водителей маршруток, не возвращали ли им пассажиры документы. Подключил к поискам бездомных людей, уже тогда будучи с ними знакомым.

И когда, потеряв всякую надежду, сел в очередную маршрутку, водитель пристально на меня посмотрел и сказал, что моё лицо ему знакомо. Я рассказал ему о своих злоключениях. Тогда он достал из бардачка паспорт и отдал его. Водитель сказал, что пару дней назад документ передали пассажиры. Тогда я прошёл на то место, где потерял бумажник и заглянул за стоявшую там канистру. Каково же было моё удивление, что за ней лежал портмоне со всем его содержимым.

Я воспринял счастливое разрешение этой истории, как Божий подарок за то, что я не усомнился в Его воле, набрался терпения и не бросал молитвы. Осознавал, что это не самое страшное, что могло со мной случиться, но так не хотелось привлекать к этой суете большое количество людей в те светлые Пасхальные дни.

Этот случай научил меня никогда не отчаиваться и уповать на волю Божию. Тогда я рассказал о своей радости митрополиту Ионе, о том, как меня испытывал Господь. Он меня выслушал, немного пожурил и назначил алтарником. А спустя девять месяцев, в день Крещения Господня, меня рукоположили в священники. Вот так одиннадцать лет назад я впервые освящал Крещенскую воду. В скором времени владыка дал мне благословение на учёбу в Московской духовной семинарии в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

Каждый священник должен получать духовное образование. Служение – это не работа и не просто призвание. Когда идёшь к Богу, то архиерей видит сердце каждого человека и направляет на то или иное служение, в соответствии с церковной иерархией.

Заниматься именно социальным служением отец Валентин стал добровольно.

– Всё началось банально. Начинал своё служение в кафедральном соборе Покрова Пресвятой Богородицы. Знал всех бездомных в округе, еще не будучи священником. Очень хотелось оказывать конкретную помощь людям, которые в ней нуждались острее всего. Одному что-то сделать очень тяжело, а когда у тебя есть поддержка и единомышленники, то можно направлять свои усилия на благое дело. У нас при соборе было также много многодетных и малоимущих прихожан, которым мы стали помогать с благословения владыки Ионы. Всё началось с маленького гуманитарного пункта, где собирали необходимые вещи и продукты для нуждающихся.

Тогда мы не знали слова «волонтёр», у нас не было никаких программ, всё делали по зову сердца. Однажды попали в дом к женщине, воспитывающей пятерых дочерей. У них не было даже посуды и кроватей. В шоке от увиденного стали приносить из домов элементарные предметы быта: я привёз свой диван. Исчерпав внутренние резервы нашей небольшой общины, стали постепенно разрастаться: формулировать, организовывать и конструировать благие дела, чтобы помочь большому числу людей.

Сейчас у нас есть здание социального отдела и благотворительного фонда «Елизаветинский» площадью полторы тысячи квадратных метров, в котором находится кризисный центр для молодых женщин с детьми, попавших в трудную жизненную ситуацию: оставленных мужьями, бывших воспитанниц детских домов, а также женщин, подвергшихся насилию. Им помогают преодолеть возникшие проблемы, оказывают психологическую помощь, дают кров, обучают навыкам для будущего трудоустройства, способствуют соединению со своей семьёй.

У нас есть два гуманитарных пункта, где можно получить бесплатно детскую одежду, памперсы, коляски. Работает детская комната, где родители, приехавшие из села, могут оставить на время своих детей под присмотром волонтёров, чтобы самим заняться насущными делами. Кроме того, организовали работу клуба «Душевные встречи», где собираются подростки с инвалидностью и их родители. Его посещают тридцать человек.

На территории прихода храма у нас также есть гуманитарный пункт. В прошлом году мы выиграли грант на проект «Вещь во благо». Теперь по городу, в основном около храмов, стоят контейнеры, куда люди приносят одежду. Оттуда наши волонтёры её забирают, сортируют, развозят по разным уголкам нашей области.

Нуждающихся людей, особенно в астраханских сёлах, сейчас очень много. Мы проводим всевозможные акции, дарим подарки детям из многодетных и нуждающихся семей на церковные праздники, а также помогаем достойно собрать ребят в школу к первому сентября. Несколько лет у нас работала программа, дающая возможность детям из таких семей получать бесплатное дошкольное образование. За год мы выпускали около ста человек.

На вопрос, кто же является основным благотворителем всех этих начинаний, отец Валентин улыбнулся и ответил: «Господь!».

– У нас нет спонсоров, которые бы нам помогали стабильно и на постоянной основе. Наша вера требует постоянства, чтобы мы любили Бога не на эмоциях, а от сердца, по призванию. Если ты взялся за какое-то дело, то должен этим заниматься, не делая перерывов. Я уверен, что не каждый священник смог бы заниматься тем, чем занимаюсь я, так как у каждого своё послушание.

Наша деятельность, по мере возможности, освещается в социальных сетях. Для нас это, прежде всего, возможность рассказать, для кого и как мы всё это делаем. Люди это видят и вносят свою лепту, кто, чем может – продуктами, вещами или деньгами.

Мы встретились с отцом Валентином на возглавляемом им приходе храма Преподобного Сергия Радонежского, где помимо строящегося храма находится целый комплекс объектов, о которых мы попросили рассказать батюшку.

– В 2013 году я получил благословение образовать приход храма Святого благоверного князя Александра Невского на Аллее афганцев, но в нём была небольшая вместимость – не более двадцати человек, а микрорайон здесь большой. И сами верующие предложили заложить новый храм на месте обрушившегося в 2012 году многоэтажного дома. В короткий срок мы собрали более двух с половиной тысяч подписей с инициативой возведения на месте трагедии храма.

Среди подписавшихся были не только православные, но и мусульмане, и люди других вероисповеданий. Этот храм строится только на пожертвования граждан. Когда здесь только появился котлован под будущее сооружение храма, то мы уже начали кормить бездомных. Они следуют за мной повсюду ещё из кафедрального собора Покрова Пресвятой Богородицы. Эти люди, как дети. В основном это – выходцы из детских домов, жертвы чёрных риелторов, лица, освободившиеся из мест заключения, а также имеющие психические заболевания. В основном, это не алкоголики, а просто отчаявшиеся люди.

На сегодняшний момент у нас нет такой программы, с помощью которой можно было вывести человека из состояния бездомности. Люди, оказавшиеся на улице, долго не живут: они подвержены насилию, голоду и холоду. А таких людей у нас в Астрахани порядка тысячи человек.

Всем обеспечить кров и заботу невозможно. Всего у нас в городе были два кризисных центра, обеспечивающие ночлег 100-150 бездомным. Один из них – на Осыпном бугре, закрылся из-за пандемии. На трусовской стороне есть пункт вместимостью до двадцати человек. И больше нет пристанищ, где бы человек без крова смог провести ночь. Эти люди днём просят милостыню, а ночью им нужно где-то переночевать. Они спят на теплотрассах, скитаясь так всю зиму, они часто не выживают или становятся инвалидами.

2020 год нам показал, что социальные направления могут развиваться по особому пути. У нас был грант, на который мы обосновали ночлежку для бездомных, но он закончился. Теперь мы продолжаем наш проект «Ночлежка» своими силами, исключительно на пожертвования. У нас есть палатка, биотуалет, элементарные предметы быта, генераторная пушка, дающая тепло, но нет средств на топливо для обогрева. На сегодняшний день, если бы у нас были бесперебойные поставки дизельного топлива, то мы могли бы принимать до сорока человек на ночлег. Для этого необходимо ежедневно полторы тысячи рублей. Две недели мы принимали людей постоянно, а теперь у нас начались перебои с отоплением.

С бездомными всё не просто. У них нет никакой гигиены, сменной одежды, всё их имущество помещается в одном кульке – они вне социума. Многие астраханцы даже не имеют представления о жизни этих людей. Придя к нам, они получают чистые вещи, а старые выбрасывают. Бездомные проводят ночь в тепле и безопасности, они всегда могут выпить горячий чай, а время от времени и получить горячую еду. И когда человек обеспечен хоть каким-то минимумом, то он может накопить заработанные за день деньги и в итоге вырваться из этого образа жизни бомжа.

Когда мы начинали этот проект, то привлекли широкий круг общественности и властей: минздрав, МЧС, Росгвардию, министерство соцразвития, чтобы совместными усилиями оказывать нуждающимся помощь. В прошлом году содействие различной направленности оказано порядка тридцати бездомным: некоторым произвели ампутацию конечностей, тем самым спасли их жизни, десятки человек получили паспорта, другим помогли вернуться на родину, двум людям оформили пенсию.

Наш храм помогали строить бездомные ребята – выходцы из детских домов. До этого они жили – кто под мостом, кто на железной дороге, кто-то в степи. Я очень хорошо знаю все детские дома нашей области, я все их прошёл.

На территории при храме стоит большая палатка, в которой собираются бездомные, они знают о заведённых тут порядках и стараются соблюдать их. Также при храме есть пекарня, где с любовью и молитвой изготавливается выпечка, пожертвования за которую идёт на благотворительность и нужды прихода. При входе расположена лавка, где можно приобрести вкусные и свежие хлебобулочные изделия и выпить чаю. Там даже есть чудесный паровоз, изготавливающий пончики.

Несмотря на то, что храм и его территория находятся в стадии строительства, атмосфера там необычайно светлая и радостная. Волонтёры занимаются сортировкой вещей, а в нижнем храме проходят богослужения.

– В социальном служении мы не можем отобрать десять детей из нескольких сотен и им подарить подарки, а остальных оставить без внимания. Часто бывает, что по-человечески унываешь от невозможности помочь всем. Но в надежде на Господа, молимся, чтобы была возможность помочь каждому нуждающемуся. Всё это мы делаем, прежде всего, для Бога. Если помогать людям, преследуя корыстные цели, то можно быстро «сгореть» самому. Наша вера обязывает помогать людям всегда, а не только к определённой дате. Если ты видишь бездомного или бедного человека, помоги им, вникни в его проблемы.

Был случай, что одна женщина принесла к нам в пункт несколько комплектов дорогого постельного белья. Через полгода она позвонила и попросила рассказать, кому конкретно достались её пожертвования. Мы предоставили ей список многодетных семей, в которые были отданы эти вещи. Она позвонила по одному из телефонов и убедилась в том, что её бельевые наборы ушли именно этим людям, а не куда-то ещё, как она предварительно думала. Мы стараемся вести учёт крупных пожертвований, чтобы сделать нашу деятельность максимально прозрачной.

Проект «Вещь во благо» подразумевает большой поток одежды, которая сортируется и направляется в основном в сельскую местность, где люди наиболее нуждаются в этом. Иногда мы привозим в районные центры вещи, рассортированные по видам. Для этого местным властям нужно позвать людей, чтобы раздать их по потребностям. Но во многих сельсоветах не хотят этим заниматься. Им проще сказать, что у них всё хорошо и людям ничего не нужно, а это не так. И так у нас везде.

Сейчас в обществе очень высокие потребности, люди не хотят довольствоваться малым. Вы не представляете, сколько продуктов выбрасывается и гражданами, и торговыми сетями, когда вокруг есть голодающие люди.

Я слышал о том, что сейчас популярен некий социальный бизнес, я не понимаю таких вещей. Там, где творят добро на публику или на камеру, там нет доброты, а только фальшь и лицемерие.

Любовь – это жертва, а без смирения не может быть никакой любви. И если нет любви к Богу, то не может быть и любви к ближнему. Наша вера – это не какая-то схема, так как верующий человек творит добро со звоном в сердце, просто потому, что не может не делать этого. 

Интервью подготовила: Екатерина Некрасова
Источник новости: Ast-news.ru

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *